Алексей Семенович Айзенман родился 3 сентября 1918 года в Москве. Отец Семен Борисович Айзенман, поэтически одаренный человек, тонко чувствовавший природу, юрист по профессии.
Мать — Ольга Александровна Бари-Айзенман, художник и педагог, ученица Л.О.Пастернака.
Первые уроки живописи дала мать, а на третьем курсе изотехникума памяти 1905 года
учителем Алексея стал Н.П. Крымов.

Изотехникум памяти 1905 года. 1937 г. Класс Н.П. Крымова.

В центре Николай Петрович Крымов. В верхнем ряду шестой слева Алексей Айзенман

Сфера живописных интересов Алексея Айзенмана широка. Он любил Волгу под Казанью, Оку, Прибалтику, Северный Кавказ, Кольский полуостров, короче, все те места, куда забрасывали его обстоятельства. Но во все времена года и во всех обличьях главной его страстью оставалась Москва. Все здесь восхищало его: центр и окраины, индустриальные районы и спальные. Он умудрялся видеть особенное, острое, выразительное в каждом закоулке, в любой подворотне, и писал Город не только
с натуры, но и по памяти. Позволял себе роскошь свободных, вольных московских импровизаций.
Из такого рода поэтических сочинений сложилась серия работ под названием «Где-то в Москве».

 

Алексей и Изольда. 1 мая 1948 года.

Москва. Мансуровский переулок

Поэзия Города мерещилась ему в бегемотистых силуэтах ТЭЦ и в жирафообразных башенных кранах, клубилась разноцветными заводскими дымами, человеческими толпами на перронах вокзалов, сутолокой московских рынков. Новостройки виделись причудливыми сталагмитами. Троллейбусы, трамваи, грузовики и легковушки казались живыми существами, торопящимися по своим делам, притулившимися у обочины, вросшими в сугроб. Некогда, вдалеке от Москвы, с аппетитом предвкушая скорую встречу с нею и трепеща, как бы встрече этой что-нибудь не помешало, на листке из клеенчатой папки он распланировал свое ближайшее будущее: «Если ничего не случится, сразу же, в августе, свежо обежать Садовое кольцо и другие заветные места, поймав и вспомнив  намечавшиеся затеи, всколыхнув ход к московским грезам и снам: поэтичные нагромождения утренних и вечерних домов; сумеречные загадочные очарования; страшно преувеличенную лавинность машин (как стадо
с огромными «бычками» — автобусами и грузовиками, «коровами» — Чайками и Волгами,
и «овечками» — Москвичами и Запорожцами, в неистовом пробеге по ущельям из домов-скал); идеализированную наивную уютность московских дворов; возведенную в замковую торжественность цитадельность домов Старого Арбата; тихую интеллигентность Кропоткинской,

ул. Герцена, Воровского, домашность Остоженки...».

Алексей Айзенман в мастерскойв Коробейниковом переулке. 1980-е

Живопись Алексей Айзенман сочетал с преподавательской деятельностью. 35 лет с увлечением преподавал в Заочном народном университете искусств, вкладывая в преподавание свой профессиональный и жизненный опыт. С 1952 года Айзенман постоянный участник выставок,

с 1961 член МОСХ. Персональные выставки: выставочный зал СХ СССР в Ермолаевском переулке (1971); выставочный зал СХ СССР на улице Вавилова (1980); галерея «Ковчег» (1994); выставочный зал журнала «Наше Наследие» (1994).